Чувашская интернет-газета "Свободное слово"

Русский   Чăвашла
Внимание!!!

У вас отключены JavaScript и Cookies!

Для полноценной работы сайта Вам необходимо включить их!

04.03.2017   12:58

Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?

Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?

Поклонники творчества классика чувашской поэзии Васьлея Митты в этом году тоже, как всегда, планировали в день его рождения – 5 марта – почтить память жертвы политических репрессий проведением поэтического вечера. К тому же, поспело чествование нового лауреата премии его имени, которая существует с 1983 года и является, вероятнее всего, одной из старейших общественных альтернативных премий как в Чувашии, так и в Российской Федерации. Однако накануне памятной даты и как нарочно ко всемирному дню писателей республиканский центр народного творчества «ДК тракторостроителей» в Чебоксарах организаторам отказал в предоставлении заранее согласованного зала, сославшись на то, что, мол, там в тот день пройдет вечер «Женское счастье».

Конечно, в организационной работе накладки случаются. Досадно, но ладно. Но вряд ли данный факт относится к разряду последних, потому что, как нам стало известно, такие отказы стали систематическими и вообще характерны арсеналу борьбы чиновников с инакомыслием «Кабы чаво не вышло».

За разъяснениями мы обратились к руководителю общественного объединения «Митта Хунти/Фонд Митты», заслуженному работнику культуры Чувашской Республики, поэту, писателю и журналисту Илле Иванову.

- Совсем не весело, если учесть, что в июне 2016 года нам не предоставили возможности чествовать нового лауреата премии Митты на сцене традиционного чувашского праздника Акатуй (Агадуй) в Батыревском районе Чувашской Республики. Дело в том, что обретший свободу после смерти тирана поэт Васьлей теде умер в 1957 году после посещения данных национальных торжеств в родном районе и мы считаем глубоко символичным чествование лауреатов премии Митты именно в дни акатуя. Но в прошлом году глава районной администрации Рудольф Селиванов сослался на то, что список мероприятий на сцене акатуя утверждает руководитель администрации Главы Чувашии Юрий Егоров самолично и нашу «самодеятельность» не допустит. Видимо, подстраховались от инакомыслия накануне сентябрьских выборов. То, что государство противозаконно и цинично вмешивается в деятельность местного самоуправления даже в таких мелочах, для развращенных властью высокопоставленных чиновников – дело слишком привычное.

Потом нам декан русской и чувашской филологии и журналистики Чувашского государственного университета имени Ильи Ульянова Алена Иванова отказала в чествовании нового лауреата премии Митты в стенах факультета 18 декабря 2016 года. День этот памятен тем, что в 1937 году поэта арестовали в первый раз. А в университет мы напросились потому, что чествовали как раз профессора данного факультета. Преподаватели и студенты готовили свою программу, но буквально накануне, без никаких разъяснений, - отменили. Как говорится, хозяин – барин. Разве в стенах факультета надолго остался диссонанс от двуличности учителей будущих филологов. Но для верноподданных российских вузов, никогда, в отличие от мировой практики, не знавших автономную честь, это, думаю, тоже в порядке вещей.

Вот, теперь, в марте, чиновники нанизали в свое ожерелье бесчестья очередную крупную бусинку.

-Возможно, сами договариваться не умеете? Честно говоря, некоторые деятели культуры, с кем пришлось обменяться мнениями, основную причину видят именно в этом. Или провоцируете?

-Ну как еще договариваться? Это, видимо, тем, кто привык осуждать «Доктора Живаго» и «Детей Арбата», даже не читая их, заранее кажется, что и здесь у сторонников Митты явно не хватает дипломатичности и вся загвоздка в этом, ну а чиновники – святее Папы Римского. Согласовали в министерстве культуры, директор и сотрудники учреждения (дворца культуры) сверили свои графики, малый зал в этот день свободен – сказали, милости просим. Даже чаем хотели угостить. А потом, когда подготовка развернулась, многих мы уже оповестили, – звонок бедной секретарьши: извините, я виновата, я забыла, что зал был занят.

Я бы ей поверил и посочувствовал, если бы это происходило в первый раз. Но точно также было и в 2014 году, накануне чествования победителей чувашского этапа международного конкурса рассказов имени Махмуда Кашгари с участием делегации Союза писателей Евразии из Турции. Тогда согласовали зал в Чувашской национальной библиотеке, но буквально накануне вечером, почему-то, случилось все так же: ой, извините, забыли, зал был заранее отдан Чувашскому национальному конгрессу для проведения совещания. Я только днем был в библиотеке, согласовывал оформление, никто не обмолвился о другом мероприятии. Не поверив, сразу же набрал телефоны активистов филиалов ЧНК в районах, так и оказалось - накануне совещания вечером они еще слыхом не слыхивали о предстоящей завтрашней поездке в столицу! Попозже выяснилось, все же поздно ночью всех известили через районные администрации и совещание с неоперативной повесткой дня состоялось. Но оно было явно придумано для того, чтобы у нас под благовидной причиной отобрать зал. У президента конгресса, а заодно – депутата Госсовета Чувашии и строительного магната Николая Угаслова времени и сил пригласить свой актив не хватило, поэтому, как бы ни было странно и противозаконно, на совещание «общественной организации» главы районных администраций откомандировали, в основном, бюджетников – библиотекарей, учителей чувашского языка и литературы, журналистов районных газет, пенсионеров-краеведов.

Поэтому остается горький осадок от такого поведения неких чиновников с синдромом Шапокляка – ни дня без пакости. Притом, садистская изощренность налицо. Как видите, грудью на прорыв против мероприятий с участием представителей родственных чувашам тюркских народов бросают предназначенный на решение как раз этих национальных задач недальновидный конгресс. А ныне против Митты, проведшего 17 лет в сталинских лагерях, выдвинут изящный «слабый пол». Это раньше декабристки-графини и княгини шли за мужьями в Сибирь, в ссылку, а ныне они, под стать времени, не хуже мужиков работают локтями, в поисках некоего счастья смело отбирают зал у репрессированного поэта. Это действо еще можно обозначить так – своего рода выработка цинизма у верноподданных. Вакцинация от человечности. Все это, к сожалению, один в один ложится в канву дрессировки правоохранителей в горячих точках по очереди, как натаскивание бойцовских собак.

К сведению Фомы неверующего, эта модель успешно обкатана по всей России. Например, как сообщил мне председатель правления Владимир Козлов, после нас отказали в зале для проведения 100-летнего юбилея 18 марта этого года общественной организации «Марий Ушем/Союз Мари» в Йошкар-Оле. Шапокляки всех стран объединяются на удивление дружно.

Конечно, мы не рассчитываем на особое доверие со стороны чиновников. Впрочем, чувство обоюдное. Но на мероприятиях, связанных с Миттой, мы никаких политических требований не выставляли, чтобы обвинять нас в провокаторстве. Разве что иногда между собой, не митингово, говорим о плачевном состоянии чувашского языка в Чувашии, за который ратовал сам поэт, и сетуем на правовой беспредел в стране, где, например, даже такие, как Митта, не реабилитированы до конца. Что уж говорить о нынешних, кто попадает в лапы правоохранителей по политическм мотивам?

-Может, надо было все-таки арендовать зал на платной основе?

-Рад бы в рай, да грехи не пускают. Это верно, Митта Хунти/Фонд Митты, согласно закону РФ «Об общественных объединениях», работает без образования юридического лица. Потому что, средств не имеем. Сами знаете, во-первых, национальная буржуазия у чувашей – раз-два и обчелся, и, во-вторых, многие из них практичны и четко различают, что можно иметь в обмен на помощь от погибшего в 49 лет репрессированного поэта и от, например, живых представительниц чувашской эстрады. На худой конец, на корпоративе споют. Ну а если все-таки понимают значение мастера выстраданного слова, то боятся властей, которые сами мастера доить их, подсказывают, кому можно оказать спонсорскую помощь, кому – нет. Никому не хочется подставить свой бизнес под административный и не только административный удар. У юридического же лица сразу после регистрации возникает множество обязательств перед государством, для регулярных отчетов потребуется освобожденный работник, без денег его не наймешь. Даже став юрлицом, без средств счет в банке не откроешь, не арендуешь офис и автобус. Яркий пример непомерной административной тяжести для юрлица – недавнее закрытие по решению суда национально-культурной автономии чувашей города Москвы, хотя руководителем работал высокопоставленный чиновник полномочного представительства Чувашской Республики при Президенте РФ. Даже они не осилили.

А какие у нас возможности могут быть, по сравнению с ними? Вот и приходится ходить с протянутой рукой, в основном, по учреждениям культуры. К тому же, так поступаем не мы одни. Например, в той же библиотеке беспрепятственно тусуются кому не лень, от краеведов и самозванных «академиков» до каких-то мифических советов безбородых «аксакалов», работающие без образования юридического лица, но никто у них залы не отбирает. Думаю, собака зарыта не здесь.

-Тогда, скорее всего, дело в ваших лауреатах? В ваших активистах? В Вас самих, наконец?

-Премия Митты родилась в далеком 1983 году как форма поощрения самодеятельных творческих деятелей районного масштаба, потому что существовал разительный дисбаланс мер, направленных на вдохновление производителей материальной продукции и тех, кто по вечерам писал стихи, пел в хоре, играл в народном театре. И не заметили, как она через чествование исследователей жизни и творчества Митты, как поэты Геннадий Юмарт, Николай Исмуков, стала республиканской. Она же - первая премия Геннадия Айги на просторах СССР, предшествующая премиям Андрея Белого и Бориса Пастернака. Ввиду того, что официальная Чувашская Республика не имеет традиций или даже желания как-то отблагодарить исследователей и пропагандистов чувашской культуры в мире, премия Митты каким-то естественным образом превратилась в международную. Среди ее лауреатов Алессандра Тревизан и Джанроберто Скарчиа (Италия), Карой Чех и Иштван Ч.Варга (экс-Чехословакия), Питер Франс (Великобритания), Леон Робель (Франция), Анника Бэкстрем (Швеция), Туран Язган и Кемаль Чепраз (Турция), Бекжигит Сердали (Казахстан), Анатолий Сырых (Украина). Они имеют огромные заслуги перед чувашским народом! Естественно, не менее заслуженными являются и «свои» лауреаты, как чувашские литературоведы Атнер Хузангай и Виталий Родионов, художники Нессе Кули (Енилин) и Балтай Мигусь, поэты Николай Теветкел, Пэдер Эйзин и Юрий Сан, марийский литератор Лайд Шемйэр, хакасский ученый и писатель Харамоос. Думаю, проблема не в личностях, а в том, что через Митту представители чувашской культуры как бы учатся свободе слова, общению с миром без преград. «Открытая Чувашия» не всем по нутру!

Среди же наших активистов, кроме меня, судимых нет. Да и мой «экстремизм» высосан из пальца местными унывающими от безделья чекистами, ради галочки, звездочек и должностей. Короче, в моем деле нет ни одного обвинительного документа, изготовленного на основе закона. Независимая московская экспертиза, которую суд во внимание не принял, назвала статью, за которую обвинили меня в экстремизме, вообще анти-экстремистской. Обвинение основывается на неквалифицированных выводах провинциальных карманных экспертов из вузов Чебоксар, Нижнего Новгорода и Казани. Противозаконный приговор полностью на совести эфэсбэшников, следователей и судей. Притом, я сразу же освобожден от наказания. Так что из-за меня чинить препятствия памятным мероприятиям в честь репрессированного поэта, думаю, никак не оправдательно.

-В итоге, что же, вывод напрашивается не утешительный: власти до сих пор не простили Васьлею Митте его «буржуазный национализм»? Хотя формально он реабилитирован…

-Скорее всего, их страшит пример пытливости его ума и врожденной честности и смелости, которые не смогли вытравить даже годы лагерей. Согласитесь, наказанные коррупционеры, нечестивцы, сразу теряют лоск и спесь. Но Митта – другой! После каждой из трех репрессий он возвышался все выше и выше по ступеням духовного и творческого совершенства!

После школы юный поэт поступил на учебу в Ульяновский педагогический техникум. И в 1926 году - ему было всего 18 лет! - за поиски в своих стихах древних корней своего родного чувашского народа в истории Волжской Булгарии и увлечение Есениным… исключили из учебного заведения, комсомола и направили на перевоспитание трудом в деревню. Скажем так, Митта на своей шкуре испытал раннее хунвэйбинство советского покроя.

В 1937 году на съезде чувашских писателей Митта не увильнул, не прикинулся дурачком, не смолчал, а высказался открыто против тенденций по ассимиляции чувашей, так как чувашский язык свою миссию на земле еще не завершил и имеет мощный потенциал для развития. В итоге – 10 лет лагерей в Унжлаге, которые отсидел от звонка до звонка.

После освобождения ему запретили оставаться в столице Чувашии, где проживала семья. Когда в 1948 году тайком приехал повидаться с тремя дочерьми, снова арестовали и отправили в лагеря в Красноярский край. Даже пройдя через этот ад, не ожесточился, не потерял человеческий облик. Вернувшийся в 1955 году на родину поэт не перестал бороться за справедливость, за свой родной язык. Уверовав в необходимость для своего родного чувашского народа более тесных контактов прежде всего с родственными тюркскими народами, с юношеским пылом, с которым до репрессий колесил по Средней Азии, стал одним из инициаторов открытия для чувашских писателей кружка по изучению татарского языка. И это после 17 лет нечеловеческих унижений и невзгод, как оказалось впоследствии, со смертельно подорванным здоровьем! Тем и велик Митта.

Вот этот тип людей, несломленный дух, скорее всего, страшит власти. Почему преследуется инакомыслие? Из-за страха. Почему пытки в отделениях полиции и тюрьмах? Из-за страха. А страх разрушает разум, вот они и совершают еще более несуразные проступки.

Кстати, в 1998 году по нашей инициативе чувашское правительство приняло решение об установке памятника Митте в Чебоксарах. Администрация родного сельского района тоже намеревалась не отставать. В Чебоксарах провели конкурс проектов, определили место. Однако вскоре времена изменились, решения благополучно забыли. Но не из-за нехватки средств, как мне кажется. Ведь за это время в Чебоксарах появилось множество памятников, среди них – неким священнослужителям, огнем и мечом крестившим чувашей после завоевания Казанского ханства, в том числе – крестителю Киевской Руси князю Владимиру (где Киевская Русь и где памятник?), никогда не бывавшим в Чебоксарах русскому ученому А.Крылову и сербу Николо Тесле. Даже Остапу Сулейману Берта Мария Бендеру и Кисе Воробьянинову!

Хотя последние, думаю, очень к месту даже в центре города, потому что как нельзя лучше олицетворяют время, где Митта излишен.

-А как же все-таки с вечером памяти и вручением премии?

-В день рождения, смерти (10 июня) и в день ареста Васьлея Митты, как уже говорил, мы стремимся возлагать цветы к мемориальной доске в Чебоксарах и на могилу поэта в родной деревне. Слава богу, этот славный сын своего народа покоится на родине. Его последними словами были: «Счастлив тот, кто умер, возвратившись на родину». А его младший брат чувашский писатель Митта Петĕрĕ/Пэдер Митта остался лежать на бескрайних просторах ГуЛага. Как затерялись собратья по перу Яков и Хведер Турханы, Метри Юман, Нестер Янгас, Николай Шубосьсьынни… Как сотни и тысячи безвинно репрессированных. Негде поклониться им, некуда возложить цветы. Так что цветы Митте – это как бы цветы им всем.

Ну а вечер памяти с вручением премий… Возможно, обратимся за помощью к нашим соседям – например, в Казань. В конце-то концов, не вечны же нынешние чиновники Чувашии. Вечна только память…

Элла КОНДРАТЬЕВА

 

Чувашские общественники высказались против проведения ВПР в школах Чувашии лишь на русском языке
29.03.2017
14:58

Чувашские общественники высказались против проведения ВПР в школах Чувашии лишь на русском языке

ЧРОО «Ирӗклӗх» на днях направило обращение в адрес Министра образования и науки Российской Федерации Васильевой Ольги Юрьевны по вопросам проведения ВПР в Чувашии
Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?
04.03.2017
12:58

Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?

Актуальное интервью ко всемирному дню писателей
Илле Иванов удостоился премии Сулеймана Брины
27.01.2017
01:17

Илле Иванов удостоился премии Сулеймана Брины

Чувашскому общественному деятелю вручили награду общества балканских тюрков