Чувашская интернет-газета "Свободное слово"

Русский   Чăвашла
Внимание!!!

У вас отключены JavaScript и Cookies!

Для полноценной работы сайта Вам необходимо включить их!

14.10.2012   23:55

"У Чувашии нет никаких причин быть дотационным регионом"

"У Чувашии нет никаких причин быть дотационным регионом"

20-21 октября состоятся выборы в Координационный совет российской оппозиции. Одним из 211 претендентов на избрание в КС стал Артем Лазуренко (Северский) - выпускник Лондонской школы экономики, специалист по деловым рискам на постсоветском пространстве и русский национал-демократ. В беседе с главным редактором "Ирĕклĕ Сăмах" кандидат Северский рассказал, может ли русский национализм иметь человеческое лицо, а Чувашия - конкурентоспособную экономику.

"Ирĕклĕ Сăмах": Артем, Вы называете себя русским националистом. Но, насколько нам известно, Ваше представление о национализме довольно сильно отличается от того, каким его представляют обыватели. В чем же Ваше кредо?

Артем Северский: Начнем с "обывательского" представления о национализме. В России его зачастую формируют достаточно маргинальные организации и группы, проповедующие агрессивные, проэтатистские и ксенофобские взгляды.

Конечно, я не разделяю этих взглядов, и мое националистическое кредо строится на совершенно другой основе. Я обращаю свой взор на развитие Европы и, в целом, тех стран, которым удалось решить принципиальный политический вопрос о том, как ограничить произвол и установить власть закона, единого для всех. Ключом к разрешению этой проблемы является именно создание нации (или, если угодно, "гражданского общества"). Под нацией я понимаю такую осознанную групповую принадлежность, которая вызывает у ее участников достаточно сильное желание бороться за нее. Речь идет о борьбе за свои права и за создание такого политического уклада, который способствовал бы самореализации всех представителей нации.

В Европе формирование наций произошло в XVIII-XIX веках. Потом национальная борьба была экспортирована в другие части света - она доказала свою универсальность, например, в эпоху реставрации Мэйдзи в Японии. В России национальной революции до сих пор не было. Скажем, при Романовых мы жили в монархическом государстве, которое было ярко выраженно антинациональным, что легко заметить, посмотрев хотя бы на число немцев, занимавших высочайшие посты.

В феврале 1917 года Россия почти встала на путь строительства национального государства, но этот путь вскоре был оборван большевистским переворотом. Россия вернулась в царство произвола - на этот раз не монархического, а коммунистического.

Сейчас у России снова есть шанс построить нацию, создав тот политический уклад, который будет реально защищать права граждан. Так как я хочу, чтобы Россия этот шанс использовала, я называю себя националистом.

Вы являетесь участником Национально-демократического альянса. В манифесте этой организации содержится, среди прочего, оригинальное предложение создать на основе ныне существующих руссконаселенных областей русские республики. На чем основывается это требование?

Давайте посмотрим на то, что представляет из себя федеративный уклад России сегодня. Фактически он достался нам в наследство от Советского Союза, а точнее - от РСФСР с ее областями и автономными республиками. В результате мы имеем очень странную федерацию, в которой нет единого типа федеральных субъектов, зато есть области, края, автономные округа, республики, города федерального значения... Такая структура по меньшей мере хаотична. Кроме того, те регионы, которые не имели статуса АССР в РСФСР, после распада Союза стали областями и краями - федеральными субъектами с меньшим количеством прав, чем у республик.

Я считаю, что это неправильно. Во-первых, федеративная структура должна быть простой и понятной, все субъекты должны иметь одинаковый статус (как, например, штаты в США или земли в Германии). Во-вторых, все субъекты федерации должны быть равны в своих правах. Мы предлагаем достичь равноправия за счет повышения руссконаселенных субъектов до того статуса, которым уже обладают национальные республики. Таким образом, создание русских республик - это просто нормализация отношений внутри федерации.

Как Вы относитесь к ныне существующим национальным республикам?

Фактически мы используем их как модель для создания субъектов федерации с одинаковым статусом. Мы приветствуем существование республик, и очень хорошо, что в Российской Федерации - пусть и несколько случайным образом - оказались субъекты, которые уже имеют такие атрибуты суверенитета, как собственная Конституция. Я думаю, если бы в составе РФ не было национальных республик, строить настоящую федерацию нам было бы сложнее. Этот пример мы собираемся использовать для достижения полноправия русских регионов.

Если говорить о наиболее близком нашим читателям регионе, а именно о Чувашии, то в какой степени, на Ваш взгляд, здесь могут прижиться регионалистские и здоровые националистические силы? Насколько республика может претендовать на политическую и экономическую самостоятельность?

Если ставить вопрос об абсолютной самостоятельности, то я бы учитывал, что Чувашия, как и ряд других республик в РФ, не имеет границ с другими государствами. Выйдя из состава федерации, она оказалась бы анклавом наподобие Лесото в ЮАР. Это очень сложное положение, даже если Чувашия была бы экономически развитым регионом.

Но не стоит рассматривать регионализм как движение, ориентированное именно на достижение абсолютного суверенитета. Так, каталонские сепаратисты - а я их считаю положительным примером регионалистского и националистического движения - стремятся к выходу из состава Испании, но хотят создать свое государство в рамках Европейского Союза, а это уже подразумевает немалую степень федерализации.

Принцип федерации полагается и на наличие у регионов общих интересов, включая стремление к тесному взаимодействию, и на наличие самоценности каждого из участников федерального договора. Так что, я думаю, неспособность обеспечить автаркию (вообще, мало какие страны на это способны) - не помеха для появления в Чувашии здорового националистического и регионалистского движения. Подлинный федерализм позволяет и учитывать региональную специфику, и сохранять тесные экономические связи между регионами.

Тем не менее, при развитии регионализма можно представить ситуацию, когда субъект считает для себя неприемлемым нахождение в составе федерации - например, если жители региона полагают, что их права в рамках общего государства критически не соблюдаются. Ваш коллега по "Прогрессивному блоку" на выборах в Координационный совет Павел Пряников повторил по этому поводу известную формулу о том, что "каждая нация имеет право на самоопределение". Вы разделяете это мнение?

Здесь стоит вернуться к определению федерации. Федерация - это такой политической строй, при котором суверенитет распределен как на общефедеральном уровне, так и на уровне каждого из субъектов. Другими словами, и сама федерация, и ее субъекты являются источниками суверенитета. Суверенитет субъектов в подлинной федерации неотъемлем.

Как и мой коллега по Прогрессивному Блоку, я считаю, что каждая нация имеет право на самоопределение. Принуждение народа жить в рамках того государства, в котором он жить не хочет, конечно, преступно. Государства должны существовать для людей, а не наоборот, и если люди хотят жить в полностью суверенном государстве - даже вне федерации - у них должно быть такое право. Разумеется, при условии, что они четко выразили свою волю, например, через референдум.

На этом месте нелишним было бы заметить, что националистические и регионалистские движения в той же Европе часто обретают поддержку только при должном уровне экономического развития. Это касается, например, уже упомянутой Каталонии, которая в экономическом плане во многом тянет за собой остальную территорию страны.

Все верно, Каталония действительно является одним из самых развитых регионов Испании. Но, с другой стороны, в Великобритании Шотландия и Уэльс являются значительно более бедными регионами по сравнению с Англией. Несмотря на это, у шотландцев и валлийцев отмечаются достаточно сильные националистические и регионалистские тенденции.

И все же: в России нередко можно столкнуться с логикой, согласно которой регион, неспособный экономически обеспечить себя, не может претендовать на какую-либо самостоятельную политическую волю. Экономическое положение Чувашии, скажем прямо, не располагает к популярности лозунгов в духе "мы самостоятельные люди и готовы отвечать за себя". Вообще, было бы интересно услышать Ваше мнение как выпускника Лондонской школы экономики об экономике Чувашской Республики. Почему мы имеем то, что имеем?

В экономике Чувашии складывается весьма интересная картина. Чувашия находится в центре страны и имеет доступ к Волге - реке, которая могла бы сформировать реальное экономическое сердце России. По Волге Чувашия как минимум имеет прямой и дешевый доступ к развитым промышленным регионам Поволжья, одно это делает географическое положение республики достаточно выгодным.

Кроме того, в Чувашии замечательные плодородные земли, и здесь всегда поддерживалось качественное сельское хозяйство. Вдобавок, еще в советский период в республике было создано достаточно сильное машиностроение, особенно электроаппаратное (производство автоматики и систем управления), которое до сих пор в значительной степени сохраняет свой интеллектуальный и промышленный потенциал.

Но, конечно, есть и проблемы. Возьмем, для примера, одно из ведущих предприятий республики - Чебоксарский электроаппаратный завод, который пока еще сохраняет свою былую славу ведущего научно-производственного центра. С ним на высочайшем уровне сотрудничают производители электооборудования по всему миру, включая такие крупные концерны, как Siemens и ABB. При этом полноценных выгод от этого актива республике извлечь не получается в силу проблем с корпоративным управлением.

Начинается все еще с непрозрачной структуры владения. ЧЭАЗ - это закрытое акционерное общество, и кто им владеет, сказать сложно. Предположительно, владельцем является председатель совета директоров Михаил Шурдов, но реальные бенефициары неясны. Неясны и их интересы - если прозрачные публичные компании с открыто торгуемым капиталом имеют акционеров, заинтересованных в долгосрочном развитии, то тайные владельцы вкупе с кумовским менеджментом зачастую ориентированы лишь на краткосрочное извлечение выгод. Конкретно для ЧЭАЗа это не раз оборачивалось срывом инвестиционных программ и неспособностью наладить более здоровые отношения с международными партнерами.

Естественно, эта история не уникальна для Чувашии. По всей России предприятия управляются закрытыми непрозрачными кланами. Эффективное развитие бизнеса затруднительно - не в последнюю очередь потому, что любые инвестиции со стороны, особенно с Запада, рассматриваются как нечто враждебное. Интерес здесь сугубо прагматический: если пустить на рынок западных инвесторов, они потребуют введения правил прозрачности, корпоративного управления. В этом случае возможности к извлечению ренты для владельцев предприятий значительно сократятся.

Однако в экономики Чувашии есть и такая "отличительная" черта, как ее дотационность...

Да, Чувашия страдает от общефедеральной политики, при которой деньги уходят из регионов в центр, чтобы потом опять вернуться в регионы. Такая политика перекраивает всю экономику и структурирует ее именно вокруг доступа к политическим вентелям управления денежными потоками.

Интересный пример: в бюджете Чувашии на 2011 год было заложено где-то два миллиарда рублей расходов на ЖКХ, из них 850 миллионов потратили на реализацию только одной республиканской целевой программы по обеспечению доступа к питьевой воде. Получается абсурдная ситуация, когда на 1,2 миллиона жителей Чувашей потратили почти миллиард рублей, чтобы обеспечить совершенно базовую потребность. Это в регионе, который стоит не только на Волге, но и на множестве других рек! Замечу, что это траты только за один год: целевая программа рассчитана на много лет, такие деньги будут выделяться и дальше. Сохранение этой ситуации обеспечивают люди, которые управляют денежными потоками: им выгодно, чтобы эти потоки были максимально большими. И получается, что вместо того, чтобы реально развивать чувашский бизнес, люди думают о том, как бы пристроиться к государственной кормушке.

Другой пример - из доходной части бюджета. За прошлый год чувашский бюджет собрал около 30 миллиардов рублей доходов, из них 1,1 миллиарда пришлось на одну очень специфическую субвенцию. Данная статья доходов (кажется, это вообще четвертая по размеру статья доходов Чувашии за тот год) носит название "Субвенции федерального бюджета на обеспечение жильем ветеранов Великой отечественной войны".

Я не знаю, сколько в Чувашии живет ветеранов, но подозреваю, что их осталось не так много. Как следует из расходной части бюджета, весь этот миллиард - огромные для Чувашии деньги! - был потрачен "по назначению", при этом выполнение работ контролируется очень слабо. Ведь что такое "обеспечение жильем"? Вероятно, кто-то получил строительные контракты на создание инфраструктуры для этих зданий, а затем успешно освоил в рамках контрактов более миллиарда рублей. Остается надеяться, что жилье при этом все-таки было построено.

Понятно, какую мотивацию создает такое положение вещей для местных предпринимателей: вот есть санкционированные государством контракты, пытайтесь работать на них. Сегодня федеральное правительство неожиданно озаботилось жильем для ветеранов - и оно становится одной из самых коммерчески привлекательных тем в регионе. Завтра федеральное правительство придумает что-нибудь еще, что можно показать по телевизору и, тем самым, повысить свой рейтинг, - и уже совсем другой сектор станет самым привлекательным для местного бизнеса. Естественно, это нездоровая ситуация, которая не способствует долгосрочному развитию региона.

Кстати говоря, совсем недавно промелькнула новость о том, что в Чувашии будет построен центр по маунтинбайку стоимостью более 440 миллионов рублей. При всем уважении к этому виду спорта, меня эта новость задела: на мой дилетантский взгляд, удивительно, что в нашей небогатой республике деньги вкладываются не в развитие экономики, а, по сути, в развлекательный проект.

Это не столько удивительно, сколько просто печально. Дело в том, что упомянутая мною система, построенная вокруг распределения государственных потоков, на самом деле не особо интересуется тем, на что именно тратятся деньги. Решили построить центр для маунтинбайка - построили его. Главное, чтобы эти деньги тратились, потому что кто-то эти контракты получает, кто-то на них зарабатывает, кто-то потом едет отдыхать на Мальдивы... Действительно, центр для маунтинбайка не сильно поможет развитию чувашской экономики. Но те люди, которые распределяют государственное финансирование, и не имеют прямого интереса в развитии, скажем, чувашского сельского хозяйства, мелкого и среднего бизнеса.

Заложить реальный фундамент для развития экономики Чувашии может только само население республики. Потому что у самих чуваш больше, чем у кого-либо еще, есть прямой интерес развивать свой регион. Но в системе, которая фактически изымает деньги у людей, отдает их государству, и уже государство решает, куда их тратить, стимул к собственному развитию теряется. Он подменяется стимулами бюрократическими, и в такой ситуации в голову могут прийти самые разные вещи... ну, например, тот же центр для маунтинбайка. Может быть, кто-то решил, что этот вид спорта соответствует чувашскому национальному характеру, кто знает.

Если уж речь зашла о национальном характере... чуваши в Поволжье отнюдь не слывут лентяями, тем не менее, в обществе бытует такой стеоретип: наша республика всегда была и будет бедной, природных ресурсов у нас нет, и прокормить нас может только Москва. Существуют ли какие-либо возможности выбраться из тисков дотационности, или же отсутствие природных ресурсов - это такое клеймо?

Конечно, это не клеймо. Дотационность региона - это, в первую очередь, порождение самой системы распределения дотаций. В рамках этой системы есть люди, которые знают, как извлекать из нее выгоду. Они заинтересованы в сохранении системы, потому что как только дотации в Чувашию прекратятся, эти люди потеряют то немногое, с чем они умеют работать. Поэтому, может быть, у них есть даже циничный интерес в поддержании относительно низкого экономического состоянии Чувашии.

Если же взять за скобки дотационную систему, то можно сказать, что Чувашия - это, конечно же, экономический здоровый, выгодно расположенный регион.Это не Норильск и не Ямал, где из-за климатических условий сложно жить без помощи с "большой земли". Чувашия - это не космическая станция, и у республики нет никаких причин быть убыточным регионом, живущим на внешнее финансирование. Есть плодородная земля, есть Волга, есть огромный потенциал к развитию - в первую очередь, речь идет, конечно, о развитии сельского хозяйства, но так же успешно можно развивать и промышленный бизнес. В конце концов, сообщение по Волге идет с Нижегородской областью, с Татарстаном, с Самарской областью - с самыми развитыми промышленными центрами страны.

В Чувашии более чем достаточно условий для успешного развития местных предприятий. Вопрос только в том, получит ли республика возможность для полноценного развития. Для этого, в первую очередь, нужно, чтобы соблюдались права граждан, чтобы предприниматели не боялись государства и не были вынуждены давать "откаты" его представителям, которые приходят с необоснованными проверками или просто выдвигают требования рэкетирского характера...

Никаких неизлечимых болезней, которые препятствовали бы экономическому росту Чувашии, я не вижу.

Беседовал Сандр Савгильда

Профиль Артема Северского на сайте сvk2012.org

 

 
 
 

Удмуртская кафтанная электроника
19.10.2017
05:57

Удмуртская кафтанная электроника

"Ирĕклĕ Сăмах" знакомит чувашских читателей с новым проектом в удмуртской музыке
Чувашские общественники высказались против проведения ВПР в школах Чувашии лишь на русском языке
29.03.2017
14:58

Чувашские общественники высказались против проведения ВПР в школах Чувашии лишь на русском языке

ЧРОО «Ирӗклӗх» на днях направило обращение в адрес Министра образования и науки Российской Федерации Васильевой Ольги Юрьевны по вопросам проведения ВПР в Чувашии
Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?
04.03.2017
12:58

Почему чиновники Чувашии со сталинских времен и до сих пор преследуют Митту?

Актуальное интервью ко всемирному дню писателей